Связь с руководителем программы
клинических испытаний

Прежде, чем позвонить, внимательно
прочитайте все статьи. Старайтесь звонить
в рабочее время, учитывая часовой пояс
г. Новосибирска.

Тел.: 8-913-908-27-82
8-913-912-89-07

Это старый фильм (2000 г.). Не все наши
надежды оправдались. Но появившееся
за эти 17 лет новое продолжает вселять в
нас надежду. Эти факты честно изложены
в клинических статьях. Этот фильм имеет
сугубо историческое значение.

Новый способ лечения шизофрении. Первые успехи и новые задачи.

А.И.Воронов, В.Л. Дресвянников, К.В. Пухкало

 

НИИ клинической иммунологии СО РАМН Новосибирск

Новосибирская ГМА, Россия

ГРЩПБ № 5, г. Новосибирск, Россия

 

В ходе клинического эксперимента, ВПЕРВЫЕ в мировой практике, несколько пациентов с различными формами шизофрении (F20) после курсовой терапии цитокинами, вышли в состояние стойкой клинической ремиссии. Но самое интересное, удалось добиться регресса выраженного шизофренического дефекта! Нейролептики и психотропные препараты не применялись.

Отталкиваясь от наших прошлых публикаций [2,3] и стараясь сохранить последовательность изложения, сообщаем, что описанная в «Тюменском медицинском журнале» [2] пациентка «Л» с диагнозом F20,0 - шизофрения, параноидная форма, прогредиентное течение, – после лечения цитокинами, на момент публикации этой статьи, более четырех лет находится в состоянии полной клинической ремиссии.

«Л» поступила в клинику после полуторамесячного пребывания на вязках в наблюдательной палате второй психиатрической больницы г. Новосибирска (глубина дефекта по шкале PANSS 34 -29 = +5) [1]. Высокие дозы галоперидола и атипичных нейролептиков вызвали каловый завал, ошибочно принятый за 17 недельную беременность, но возбуждения и галлюцинаций не купировали. Тем не менее, психиатры всемерно препятствовали желанию родителей перевести пациентку к нам и настаивали на продолжении лечения нейролептиками. Родители, помня опыт купирования первого приступа (дебюта), настояли на переводе. В результате, после двухмесячного применения ингаляционной формы цитокинов, иногда до трех раз в сутки, оценка по шкале PANSS 7 -7= 0. (Сравните с PANSS 34 -29 = +5 после лечения нейролептиками). Более того, в настоящий момент и уже более четырех лет, без всякого лечения – PANSS7 -7= 0. «Л» полностью адекватна. К пережитому психическому расстройству относится с полной критикой. Никаких препаратов не принимает. Хорошо спит. Успешно заканчивает медицинский колледж, вышла замуж, родила мальчика. Кормит грудью. Все психические функции, включая эмоциональное пространство, полностью восстановились.

Мы прекрасно понимаем, что погасив очередной приступ и добившись регресса дефектной симптоматики, мы не избавляем пациента от вероятности возникновения нового приступа. Уникальное сочетание генов, которое с одной стороны является первопричиной возникновения приступа шизофрении, а с другой является основой определяющей уникальность этой конкретной личности, поменять невозможно. Да это и не нужно, ибо именно такое сочетание определяет; способность мыслить оригинально, творчески интерпретировать окружающее, выдавать не только бредовые, но и по - настоящему гениальные идеи. Например, один наш пациент, на вопрос: «Что такое правда?» - сходу ответил, – «А Вы знаете, многие до сих пор думают, что это газета»…

Мы понимаем, что оборванный с помощью цитокинов приступ шизофрении может оказаться не последним.НО!!! Наш небольшой клинический опыт позволяет утверждать, что в целом ряде случаев, мы способны не только остановить начавшееся обострение процесса, но и в значительной мере нивелировать шизофренический дефект, являющийся следствием наступающей, или прошлой, аутоиммунной атаки [2].

История второй пациентки, особенно в плане обратного развития дефектной симптоматики, еще более удивительна. «Кэрол» - так она просила себя называть, 17-ти лет. В клинику была доставлена родителями. Заболела впервые в 14 лет. Летом 2010 года, гостила у бабушки, дебют проявился «беспричинной слабостью, полным отсутствием энергии, апатией, сонливостью, тревогой, страхами, растерянностью». Общеукрепляющая терапия (бабушка медик в течение трех месяцев колола разные витамины) состояние улучшило, но ненадолго. Учиться стало трудно. В 2011 и 2012 годах госпитализировалась в психиатрический стационар г. Новокузнецка. Лечили галоперидолом, клопиксолом, антидепрессантами. Выписана на амбулаторных дозировках атипичных нейролептиков. На момент поступления к нам, констатирован третий приступ F20,0, не считая дебюта (три с лишним года назад). Сна нет четвертые сутки, слышит голоса, многоречива, возбуждена, неадекватна. Соматически истощена. При хорошем росте вес 48,5 кг. Кожные покровы бледные, слизистые розовые, влажные. Дыхание везикулярное. Тоны сердца громкие. Тахикардия 90 – 100 ударов в покое. Нейролептики не принимала более полугода. Диагноз консилиума: шизофрения, параноидная форма, обострение. Родителями подписано информированное согласие на экспериментальное лечение дочери цитокинсодержащими препаратами, без применения нейролептиков. Первые сутки в стационаре пациентка не спит, возбуждена, непрерывно передвигается по палате, поет и разговаривает. Беседует с «Путиным, Обамой, Чубайсом, собственным отцом, королевой Елизаветой», которой она «устроила понос при содействии Барака Обамы» и т.д. Аппарат для связи «помещается внутри уха» и позволяет «По вайфай, модели ПЯТЬ ДЖИ, которой нет даже в Сколково» - общаться со всем миром. Считает себя могущественной и известной. Утверждает, что «владеет МДМ банком, а так же ведущими рекламными агентствами и российским шоу бизнесом». В доказательство своего авторства и значимости демонстрирует глянцевые рекламные проспекты, которыми набита ее сумка. В палате периодически приплясывает. С трудом удерживается на месте.

Вторые сутки. Плачет и бьется в истерике при попытке провести ей ингаляцию цитокинов, лечиться не желает, сообщает, что «это ее убьет». Заявляет, что «отец и мать у нее не настоящие, на самом деле ей 26 лет и ее настоящий отец Лев Качинский – президент Польши. Она погибла в 2008 году вместе с польской делегацией». Теперь внутри она «мертвая и ничего не чувствует». Пятые сутки без сна.

Третьи сутки в клинике. Большая часть раствора цитокинов первых трех ингаляций ушла мимо, из за резкого возбуждения пациентки. Оставлена на некоторое время в полном одиночестве. Кричит, бьет ногой по стене и по трубам отопления. Через два часа заявила, что «все поняла» постелила на пол полотенце взамен коврика, прибрала разбросанные вещи, согласилась на лечение. Картинно падает на колени и говорит, что будет послушной и станет принимать ингаляции правильно. Проведена ингаляция №4 с эффективностью менее 50%, большая часть препарата распыляется в воздух. Речевое возбуждение продолжается, речь монологом, на стене палаты видит «три больших экрана, прямо над головой врача, где она может следить за всем миром. «Вайфай» действует в голове непрерывно от солнца в окне, через батарею отопления». Говорит с разными персонажами, обильно жестикулирует, танцует, сама себе громко напевает песенку на английском и прищелкивает пальцами. На ночь переведена в очень теплую палату с ровно окрашенными стенами. В начале первого ночи проведена ингаляция №5 с эффективностью более 50%. После процедуры сильно возбудилась, плакала, требовала маму, кричала, что любит животных... В палату принесли кота. Пациентка стала его гладить и около трех ночи, вдруг, уснула (после шести суток без сна). Сон крепкий в течение четырнадцати часов подряд.

Четвертые сутки; Проснулась сама к вечеру следующего дня. В беседе с врачом сообщила, что «вайфай включать не хочется, яркого солнца, как в старой палате нет, поэтому вайфаю энергии не хватает». Никаких экранов больше не видит, а «раньше ей просто казалась всякая чепуха». Вместе с тем настаивает, что «внутри она мертвая и ничего не чувствует, что убили ее в 1998 году (указывает именно эту дату) вместе с Качинским, во время катастрофы самолета с польской делегацией. На сегодняшний день ей 26 лет (по паспорту нет 18). Родители, которые привезли ее в клинику «не настоящие, а есть другие, о которых она говорить не будет, но вообще - то она дочь Качинского». Проведена ингаляция №6 с эффективностью менее 50%. После процедуры вела себя спокойно, поела, поговорила с мамой. Пение и пляска прекратились, но заявила, что «внутри ничего не чувствую, я умерла, меня клонировали и теперь я - клон». Около 23 часов пациентке сказано, что следующая ингаляция будет начата по ее желанию. Попросила чаю и немного поела…

Пятые сутки; В три часа ночи пациентка сообщила, что готова к ингаляции. Процедура №7 проведена с эффективностью более 70%. В половине пятого утра уснула самостоятельно в обнимку с котом. Спала четыре с половиной часа. Проснулась в половине девятого утра. С помощью мамы привела себя в порядок, попросила духи. Спокойно села в машину и все поехали на повторный консилиум. В машине первые километры сидела спокойно, потом, вдруг начала петь, сначала тихо, а потом все громче. Начала жестами и голосом приветствовать водителей встречных машин. Речь монологом. Сообщила, что «вайфай» включать не хочет, а «просто послушает радио ФМ через наушники». При этом действительно вставила в уши наушники от сотового телефона, а штекером «ловила волну» не подключая его ни к какому устройству… Речевое возбуждение в течение всего пути (около часа). На консилиуме выглядела спокойней чем в первый день, но основная психопродуктивная симптоматика (синдром anaesthesia psychica dolorosa, Кандинского - Клерамбо, галюцинаторно - параноидный синдром) выражены отчетливо. В беседе обнаружила элементы критики к своему состоянию; понимает, что с ней происходит нечто необычное, что она, «наверное, опять больна». Вечером и ночью - еще две ингаляции №8,9.

Шестые сутки; В 21 час проведена ингаляция №10 с эффективностью 50% . Около часу ночи уснула. Спала восемь часов. Утром от ингаляции отказалась, капризничала. Кушать просит часто, но ест мало. Порция долго стоит в палате. Пациентка «забывает» кушать, всецело поглощенная своими переживаниями. В 20 часов проведена ингаляция №11. Пытается рисовать, телевизор смотрит под углом 170 градусов к экрану, стоя на табуретке и прищурив один глаз. Экрана практически не видно, при этом комментирует якобы увиденное…около 24 часов уснула самостоятельно. Проснулась около 12 дня, проспав 12 часов подряд…

Девятый день; «очень устала, дышать больше не желаю… и вообще, никто не имеет права нарушать мои права!!!». Порядка двух часов подряд пациентка громко кричала, требовала маму. Поломала вентиляцию в окне и оторвала пенопластовые потолочные плинтусы. Потом потребовала пить. Получила пластиковый стакан воды и демонстративно вылила его в канализацию. Заявила, что станет пить только газированную воду. Дали газированную воду. «Кэрол» отхлебнула и тоже вылила в канализацию. Потом бросила в канализацию свои украшения, и содержимое из карманов халата; косметическую кисточку и все монеты. Требовала еще воды, но получила отказ. Через час вдруг, успокоилась. Вела себя тихо и ждала врача. Обломки пенопластового плинтуса спрятала в карманы халата, подобрала с пола все крошки пенопласта. В беседе с врачом, после вопроса, «что пациентка думает по поводу прошедшего дня?», сказала, что «больше разрушать ничего не будет, согласна добровольно проводить ингаляции и будет подчиняться всем правилам, потому, что здесь лучше, чем в психбольнице…» В половине первого ночи проведена ингаляция № 19 с эффективностью близкой к 80%. Заснула около половины второго ночи. Сон крепкий, самостоятельный. Посторонние звуки не пробуждают. Проснулась в половине первого дня. Проспала 11 часов подряд. Ингаляция №20 начата сразу после пробуждения. Жалуется на головную боль, связывая эту боль со вчерашней ингаляцией. Пациентке заявлено, что, если она правильно проведет начатую ингаляцию – головная боль пройдет. Во время ингаляции сообщила, что при глубоких вдохах «мозги мерзнут», а головная боль действительно прошла. После ингаляции поела и попросила почитать «Отцы и дети» Тургенева. Книгу не нашли. Легко согласилась читать другую книгу. ПРАВИЛА ХОРОШЕГО ТОНА (обильно иллюстрированное издание). Целый день сидела тихо, после 14 часов задремала и спала около двух часов. Затем пообедала и с перерывами смотрела в книгу до вечера. О чем был прочитанный текст – рассказать не может. В 23 часа ингаляция №21. Результативность менее 50%. (более 50 % препарата уходит в воздух.)

Десятый день в клинике: Проснулась в 11.20. Негромко пела «потому, что хорошее настроение» В 12 часов проведена ингаляция № 22 с эффективность менее 60%. После ингаляции рассказала, что раньше могла надеть чужую шапку и прочитать мысли этого человека. Врач попросил надеть его шапку, но прочитать мысли врача пациентка не смогла. Пыталась «включить свой вайфай» - Старательно смотрела на свет лампы, щурилась, долго держала себя за мочку уха, но подключиться не удалось. Наконец заявила, что это другая палата и тут «вайфай» не работает. В течение дня вела себя спокойно, рисовала, листала книги. В 19 часов ингаляция № 23. Поела.

Одинадцатый день; Проснулась около 10 утра. Проспала11 часов подряд. Проведена ингаляция № 24 с эффективностью 50% . В течение дня вела себя правильно. Аппетит хороший. Рисует, рассматривает картинки в книгах, на чтении сосредоточиться не может. После процедуры удержала врача и стала подробно и весьма связано рассказывать, как начиналось ее заболевание с 2010 года. Очень эмоционально, со слезами, рассказывала о том, как родители забирали ее из кемеровской психбольницы. Монолог продолжплся около часа… Между прочим сообщила, что мысли стали собственные, их «перестали вкладывать в голову». До 24 часов не спала. Поведение правильное.

Двенадцатый день в клинике: В 0часов 10 минут проведена ингаляция № 30. Спала с 2часов ночи до 13.30 дня (одиннадцать с половиной часов). Проснулась очень спокойная, практически самостоятельно провела ингаляцию №31 с эффективностью около 80%. Попросила посмотреть кино и в течение дня посмотрела две серии «собачье сердце по Булгакову» и комедию «добро пожаловать или посторонним вход воспрещен». Около 20 часов опять стала разговаривать «сама с собой». Возбуждена, поминает своего отца, громко ругает его, обвиняя во всех грехах. Бросается карандашами… В 21 час проведена ингаляция №32 После ингаляции успокоилась, вела себя адекватно. Обиделась на то, что из палаты удалены все предметы, включая карандаши. До 24 часов не спала.

Тринадцатый день; В пятнадцать минут первого ночи проведена ингаляция № 33 Пациентка несколько успокоилась, перестала разговаривать сама с собой, но не уснула. С 3 до 4 ночи проведена ингаляция №34. После ингаляции уснула сразу. Сон в течение десяти с половиной часов. Проснулась после двух дня. Сразу проведена ингаляция № 35 эффективность порядка 60%. Пациентка приглашена в палату, с которой начиналась госпитализация. Через окно проникает яркий солнечный свет, как в день госпитализации, и рассеивается специальным покрытием. Именно этого обстоятельства пациентке не хватало, чтобы включить «вайфай» в своей палате. После многочисленных ухищрений включить «вайфай» не удалось, зато удалось «открыть собственную страницу в твитере» прямо в залитом солнцем окне, однако «видеть эту страницу, можно только при наличии черных очков», которых у пациентки не оказалось… и тогда она стала рассказывать о содержании страницы по памяти.

Эпикриз за минувшие 14 суток. При поступлении наблюдались отчетливые синдромы; Кандинского – Клерамбо, anaesthesia psychica dolorosa (считает себя внутри мертвой, клоном, потому, что ничего не чувствует), обильные слуховые и зрительные галлюцинации, отсутствие сна в течение предыдущих четырех суток дома, плюс трое суток не спала в стационаре. Речевое и двигательное возбуждение. Бредовые высказывания с идеями величия, могущества, глобального управления мировыми процессами. (владеет МДМ банком, является знаменитой телеведущей, имела сотни сотрудников в России и за рубежом, запросто, по ПЯТЬ ДЖИ, который она изобрела и он еще мало доступен, общалась с Чубайсом, собственным отцом, (который ей не отец), общалась с российскими и зарубежными политическими деятелями и представителями шоу бизнеса) Сообщала, что в голове у нее ГУГОЛ и ВАЙФАЙ, глобальная связь по всему миру. За две недели проведено 39 ингаляций. Средняя эффективность около 50% из за двигательного и речевого возбуждения. Состояние колебалось в зависимости от эффективности ингаляций. «В себя» пришла приблизительно в конце первой недели. «Мысли в голову перестали вкладывать три дня назад. В это же время перестала чувствовать себя «мертвой». Сон неустойчивый, напрямую связан с частотой и результативностью проводимых ингаляций. Аппетит хороший, но вес растет медленно. Стул нормальный. Регулы отсутствуют последние несколько месяцев. На данный момент слуховые галлюцинации прекратились. На первый план вышла дефектная симптоматика; Обнаружено, что пациентка не трактует простые поговорки, абстрактные понятия понимает конкретно. Не может ни на чем сосредоточиться, не выполняет простые арифметические действия, пытается читать, но не понимает смысла даже самых простых текстов. Неопрятна, сексуально расторможена. Рисунки без всякой темы и композиции, хаос на бумаге (хотя девочка в свое время закончила художественную школу). Оценка по шкале PANSS 41 – 31 = =10

Пятнадцатый день; Пациентка испытывает страхи, мечется по палате, или стоит, прижавшись к стене. «Очень боюсь, не знаю чего. Что-то должно произойти. Вы все меня не понимаете, жизнь не имеет смысла, побыстрее бы сдохнуть, принять бы яду, всё меня бесит и раздражает». Очень тягостно, что «внутри пустая, нет никаких чувств». Видимо сказался длительный перерыв в ингаляциях (почти сутки). В 15 часов проведена ингаляция № 40 с невысокой эффективностью. В 20 часов ингаляция №41 , В 23 часа ингаляция № 42.. Наконец, после трех ночи, пациентка впервые за всё время пребывания в клинике попросила выдать ей пижаму и выключить весь свет, который имеется. Сказала: «я теперь буду спать как все нормальные люди» (прежде боялась темноты, требовала, чтобы свет в её палате горел постоянно).

Шестнадцатый день; Проснулась далеко за полдень (сон 13 с половиной часов подряд). Умылась, сообщила, что чувствует себя выспавшейся, и что ей стало « как – то легче». Вела себя совершенно спокойно, сообщила, что она на самом деле, тайно работает пресс-секретарём Юрия Самолетова в Москве и получает за это огромные деньги. Затем поужинала и минут 30 разговаривала сама с собой. В 23.50 попросила выключить свет и попыталась лечь спать. Не спала примерно часов до 4 утра, потихоньку «ворочалась», что-то шептала, насвистывала какие-то мелодии, затем уснула.

Двадцатый день: Пациентка проснулась в 11.40, Сон 8 часов подряд. Вес до завтрака 52 кг (плюс 3 кг. За первые 20 дней пребывания) Самочувствие удовлетворительное, долго умывалась, напевая про себя. Ингаляция №53 эффективность 30%. По окончании процедуры тут же заявила, что глядя на таблицу химических элементов Менделеева (висит на стене в палате), неожиданно для себя: « составила новую формулу химического вещества из группы элементов высших оксидов. И наконец-то поняла, почему никто не может решить задание №3 на ЕГЭ…». Разговаривает сама с собой, состояние спокойное, рассеяна, попросила завтрак, постоянно пьёт много воды, к книгам совсем не притрагивается, помыла полы и навела порядок в палате. С 14.15 без причины возбудилась, «пляшет и поёт», считает, что находится на тренировке в своём танцевальном кружке, оживлённо спорит и общается с воображаемыми людьми. В 19.15 ингаляция № 54 Хорошо поела. Психическое состояние колеблется; после эффективно проведенной ингаляции оно отличается большей адекватностью. Обнаруживаются элементы критики к тем бредовым высказываниям, которые были непосредственно перед ингаляцией. После небольшого перерыва в ингаляциях, появилась спонтанная речевая активность, возникают отрывочные бредовые идеи; «в палату приходили ночью Путин, Чубайс и Медведев». Фабулы бреда меняются каждые три – пять дней. Такой калейдоскоп бредовых идей нам случается наблюдать не впервые и только на фоне ингаляций цитокинами. Классическая схема возникновения, развития, кристаллизации и распада бреда, наблюдаемая при применении нейролептиков и длящаяся годами, не прослеживается.

Двадцать седьмой день; В 12:00 Резкое психомоторное возбуждение: Ходит из угла в угол по палате, поёт песни лишенным приятности голосом, громко разговаривает с корешками книг! Сообщила, что: «не спала всю ночь, потому что в отделении громко играла музыка и кто-то постоянно разговаривал по телефону» (на самом деле в клинике всю ночь было тихо). Состояние возбуждённоё, критика отсутствует, говорит что: «снова чувствую, что меня нет и это периодически повторяется с 3х лет, а причина всему отравление сухим молоком, и папа у меня такой же, если не верите, спросите у него!..»

Тридцать второй день; Проснулась в половине одиннадцатого в хорошем настроении. Проспала 12.5 часов подряд. В 11.20 утра ингаляция № 70. После ингаляции покушала, взялась помогать на кухне. Больше получаса мыла четыре тарелки. На замечания реагировала вначале спокойно, потом обиделась и стала кричать, грубить. В 13.30 водворена в палату. Попросила еще покушать, но есть не стала, только слегка поковырялась в тарелке. Не могла сдержать обиду; «не дали домыть посуду». Учитывая неадекватное возбуждение, принято решение перевести временно пациентку в другую палату. Добровольно переходить в свою палату, где она впервые уснула, отказалась. При попытке перевести ее туда - пыталась укусить врача. В старой палате возмущалась минут десять, потом затихла и стала кусать себе правое запястье «кусаю себя, чтобы не кусать других». Возбуждение носит скорее истерический характер и вызвано стремлением проявить самостоятельность. В17 часов успокоилась окончательно и сознательно попросила провести с ней ингналяцию. Процедуру№71 – провела хорошо, сама помыла прибор.

Тридцатьседьмой день; Появились регулы. Внешне не опрятна, вещи разбрасывает, менять прокладки забывает. Написала зеленкой у себя на лбу слово «привет», а на предплечьях правой и левой руки что – то на английском - «теперь я Кэрол с приветом». Улучив момент, пациентка вылила примерно половину флакона цитокинов в канализацию и вначале пыталась объяснить этот поступок нечаянностью, но потом призналась, что сделала это нарочно, потому, что устала от ингаляций. Количество проводимых за сутки ингаляций меняются. Некоторые серии переносятся тяжело – после них болит голова. Иногда психическое состояние ухудшается и тогда количество ингаляций доходит до пяти раз в сутки и занимает больше восьми часов по совокупному времени. Пациентка очень устает и пытается «самостоятельно сокращать» процедуры. В период улучшения Кэрол практически адекватна, иногда шутит; Например, заявила сантехнику, что «бросила в унитаз небольшой бриллиант». (бедный сантехник два дня чистил всю канализацию, но бриллианта не нашел... позже «Кэрол» призналась, что пошутила) В 22.30 ингаляция №78 эффективность менее 50%. Дышит поверхностно «лишь бы скорее кончилось лекарство, чтобы доктор отстал».

Сороковой день; Вес опять упал до 48 кг, не смотря на хороший аппетит и достаточный рацион питания. За первые 20 дней вес вырос на 3 кг 52кг, к сегодняшнему дню вес минус 4 кг. Т.е. 48 кг.) Третий день месячных. Помогала на кухне; принялась чистить картошку «по технологии» - вырезала все глазки и стала скрести старую картошку ножом. Прошло 40 минут, но ни одна из пяти картфелин так и не была почищена. Налицо грубая дефектная симптоматика ярко обозначившая себя после снижения интенсивности галлюцинаций. Пациентка демонстрирует утрату способностей осуществлять простейшие бытовые действия, которые до приступа совершала легко. Вместе с тем, сильные черты независимого характера не позволяют признать свою беспомощность и она начинает ссылаться на «технологию», которой была обучена на уроках домоводства в школе. Пациентке предоставлена возможность 20 минут «посидеть в интернете». Обнаружено, что она элементарно растеряла навыки общения через интернет. Неправильно строит фразы на русском языке, пытается компенсировать это восклицательными знаками и смайликами. В 19 часов ингаляция № 93 Эффективность 80%.

По мере ослабления психопродуктивной симптоматики – проявляется отчетливый шизофренический дефект в виде утраты привычных бытовых навыков (чистка овощей, мытье посуды, уборка палаты), навыков ухода за собой, элементарной гигиены, связанной с месячными. Нарастает сексуальная расторможенность. Нарушено внимание, отсутствует логика высказываний, разорвано мышление. Галлюцинаций, стойких бредовых высказываний, грубых поведенческих расстройств, которые раньше маскировали, проявившуюся теперь, негативную психосимптоматику – стало меньше. Пациентка все время сетует на то, что перестала понимать русский язык и ей теперь легче строить фразы на английском. Все попытки рисовать карандашом и красками оказываются неудачными из- за невозможности построить композицию рисунка. Девочка раньше успешно обучалась в художественной школе. Свои теперешние неудачи и несуразности поведения, «Кэрол» все время пытается нивелировать воспоминаниями о прошлых достижениях и когда - то полученных наградах.

В статье сохранены подлинные фрагменты ежедневных дневниковых записей, которые велись всё время пребывания Кэрол в стационаре. Нам хотелось продемонстрировать клинику течения шизофренического процесса не модифицированого действием нейролептиков. Согласитесь, в психиатрической лечебнице общего типа такие наблюдения вести сложно. Мы пользуемся уникальной возможностью сравнивать наблюдаемую нами картину заболевания с теми описаниями, которые давали П.Б. Ганушкин, В.М.Бехтерев, С.С. Корсаков [5], еще до появления нейролептиков.

Не имея возможности в небольшом объеме статьи передать все колебания психического состояния отраженные в дневниковых записях за девять месяцев цитокинотерапии – считаем интересным кратко изложить калейдоскоп высказывавшихся пациенткой бредовых фабул в хронологической последовательности, но без привязки к точным датам.

- Во время чаепития пустилась в рассуждения о том, что это именно она занималась разработкой разных препаратов от шизофрении. Пыталась приписать себе изобретение цитокинов.

- Несколько раз прерывала ингаляцию попытками объяснить врачу, что она «ясновидящая и боится за его жизнь». При этом брала врача за руку, заглядывала в глаза. Заявила врачу, что она хочет спасти врача, потому, что его должны сегодня убить.

- Во время ингаляции заявляла, что она следователь, что сотовые телефоны врача действуют на нее лучами. Тем не менее, после ингаляции заметно успокоилась, а потом признала, что она не ясновидящая и не следователь и лучей от сотовых телефонов врача больше не чувствует.

- Возбуждена, сексуально расторможена. Разрисовала все стены в палате шампунем и медом. На двадцатой минуте ингаляции «пришла в себя» Стала дышать старательно. Потом почти два часа мыла палату, отмыла стены от меда, которым рисовала прямо на штукатурке.

- Во время дыхания танцевала, ругалась с врачом, угрожала ему страшными карами от Путина и т.д. После ингаляции угомонилась и пристроилась спать. Эффективность ингаляции выше 60%. Ведет себя спокойно. Агрессия исчезла.

- Сообщила, что она «вышла замуж в 2010 году. Ее муж Илья Александрович Берко должен уже приехать и ждать ее в машине. С мужем никогда не спала, а дочка Танюша у нее приемная». В 10 30 ингаляция № 133 Первые 30 минут была агрессивна, но дышала старательно. Прямо во время дыхания повеселела, заулыбалась, перестала настаивать на заявленном замужестве.

- Вдруг заявила, что она президент России и дочь Путина. В беседе с родителями утверждала то же самое. Посетила баню. Мылась долго. После наелась пельменей, спать не хотела. В бане утверждала, что у нее «пять отцов, один из которых в двух лицах».

- В 7 утра стала тихонько хихикать под одеялом. В 7.30 ингаляция №140 Дышала хорошо. В начале процедуры считала себя президентом России и даже топнула ногой на врача в доказательство своих полномочий. В конце процедуры заявила, что она Сашенька, ей 46 лет и она работает в МАРИЯ РА. В «обличии» Сашеньки погуляла несколько минут на улице, даже немного изменила манеру речи, пытаясь копировать некую Сашеньку. Во время завтрака вела себя спокойно, но вернувшись в палату - громко разговаривает, спрашивает, что Вы сделали с Кэрол (которой она была раньше). Сообщила, что у нее пять отцов. Возбуждена, то плачет, то смеется.

- Спит со вчерашнего вечера. Непрерывный сон более 12 часов. Проснулась в 9.30 Ингаляция №153 Эффективность70%. Заявила, что «вчера в нее вселялся Медведев, она сама не знает, как это происходит».

- Тихо сидит у себя в палате. Вдруг заявила, что она кукла, а не Кэрол. До 19 часов сидела тихо, убрала у себя в палате. Назвала свое настоящее имя, а «с президентом и куклой это в нее вселяются чужие образы».

- Дышала плохо. Ругается по этому поводу с врачом. Агрессивна. Сообщила, что она «вице президент газпрома Анна Игнатьевна Берко, или Берковичи мы с мужем». К концу ингаляции успокоилась. Разговаривает и тихо поет у себя в палате. После ингаляции поговорила с мамой. Беседовала возбужденно, сообщила, что она теперь Берко и что мама не настоящая.

- В половине первого ночи вдруг с испуганными глазами сообщила, что ее мама зарезала бритвой какую то девочку. Минут двадцать развивала эту тему, снабжая ее новыми подробностями. Охотно согласилась на ингаляцию №203, а оставшуюся четверть попросила закапать себе в нос, что и было сделано. Сегодня днем во время ингаляции она сильно запрокинула голову и лекарство случайно попало ей в обонятельную зону носа. От попадания лекарства ей «сразу стало легче». После закапывания съела куриную ножку, остатками косточек покормила собаку во дворе, посмотрела на звезды, умылась и легла спать. Все страхи по поводу «зарезанной мамой девочки» прошли. В 2.35 крепко уснула.

- Придя к себе в палату, неожиданно возбудилась. Заявила, что врач украл у нее пол миллиона евро, которые были у нее на карточке в одном из глянцевых журналов. По отключенному телефону вызывала полицию и помощь из МДМ банка. Сообщала водителю банковской машины, как проехать в клинику. В 19.45 ингаляция №233 Дышала хорошо. Быстро успокоилась. Через час после ингаляции резко возбудилась. Громко кричала, пиналась ногами, сопротивляясь персоналу, и размахивала кулаками перед лицом врача. В 21.30 ингаляция № 234. Дышала хорошо. В 23.30. Поела рисовой каши. Совершенно адекватно поговорила с врачом, отказалась от предыдущих высказываний о том, что она президент, что у нее украли деньги…

- В 16:30 пожаловалась на тошноту, заявила, что беременна. На вопрос – Кто является отцом ребенка? Ответила – Я знаю! Кто отец, но афишировать не собираюсь! Облила стены молоком, засунула свои трусы в вентиляцию. Выбросила из палаты аппарат для ингаляций и серьезно повредила его. В 17:00 заснула, проспала до 19:40. В 19:45 флакон № 288. Продолжает заявлять о своей беременности. Выпила пол кружки воды и в 5.30 крепко уснула. Спала до 13часов. Непрерывный сон 7 часов.

- После пробуждения наличие беременности отрицает. В течение часа беседовала с врачом; сообщила, что около недели назад у себя, в закрытой палате она вдруг обнаружила своего старого знакомого Алексея, занималась с ним любовью. Поэтому, несколько дней назад, когда почувствовала тошноту и захотелось соленого – решила, что беременна. Этот парень наиболее вероятный кандидат из трех возможных - «потому, что было абсолютно темно и она толком не разобрала с кем занималась любовью, поскольку их было трое, но удовольствие получила».

- Рассказала пространную историю о том, что в феврале у знакомого увидела листовку «единой России» где якобы говорилось, что в 18 лет можно стать президентом. Когда ей исполнтся 18 лет то Путин назначит ее первой женщиной президентом. Но в данный момент она не чувствует себя президентом. В течение дня несколько раз хорошо покушала. Процедуры не проводились. Тихо сидит в палате.

Первые три месяца, избранная нами тактика применения цитокинов, в целом, повторяла терапевтическую модель пациентки «Л», упомянутой в начале статьи. Однако стойкого улучшения в состоянии не наступало. Попытки увеличить количество ингаляций до пяти раз в сутки – улучшали состояние значительно, но выматывали пациентку физически, поскольку совокупное время ингаляций составляло более восьми часов в сутки. В результате она отказывалась от процедур или проводила их формально – тогда психическое состояние опять ухудшалось. Бредовые высказывания, вначале настойчивые – теряли свою яркость и насыщенность, а через три – пять дней фабула бреда полностью менялась. Новая бредовая идея захватывала пациентку вплоть до первой качественно проведенной серии ингаляций.

В начале четвертого месяца пребывания в клинике родители стали терять надежду. Тогда было принято решение вернуться к тактике парэнтерального введения ККРЦ (криоконсервированого раствора цитокинов, предварительно подвергнутого стерилизующей фильтрации), применявшейся нами ранее. За две с половиной недели в вену, капельно, со всеми предосторожностями, соблюдаемыми при переливании препаратов крови, - прокапано десять флаконов ККРЦ по 200 мл в каждом. Надобно заметить, что ингаляционное введение цитокинов 2-3 раза в сутки не прекращалось не смотря на капельное введение ККРЦ.

«Кэрол» перенесла процедуры прекрасно, а нам, начиная с седьмой внутривенной иньекции, удалось остановить прогредиентно протекающий аутоиммунный процесс, что выразилось в полном прекращении бредовых высказываний и галлюцинаторных эпизодов, появлении полноценного самостоятельно наступающего физиологического сна. Иными словами, удалось добиться промежуточной клинической ремиссии. Психопродуктивная симптоматика сошла на нет, обнажив грубый шизофренический дефект.

Последующие пять месяцев пациентка вела себя от недели к неделе все более адекватно. На пятом месяце количество ингаляций цитокинов сократилось до 45 в месяц. Шестой месяц ингаляции ежедневно, а последующие три месяца процедуры проводились через день – два. Самым интересным наблюдением в этот период стало постепенное исчезновение дефектной симптоматики. Исчезала она не плавно, а рывками. Вдруг, на шестом месяце пребывания стала следить за собой, делать прически, пользоваться духами и косметикой. В тот же период стала быстро считать в уме. На седьмом месяце стала пересказывать прочитанные тексты, надолго уединялась с книгой. Обнаружила прекрасный музыкальный слух. Тихо и музыкально точно пела свои любимые песни. К восьмому месяцу прочитала полное собрание произведений Шекспира. Очень хорошо, просто грациозно, танцевала соло под музыку Вертинского в холле клиники (раньше обучалась танцам). Стала прилично рисовать, помогала по хозяйству. Наконец родители пообещали забрать ее домой, если она выучит наизусть поэму Филатова «про Федота стрельца, удалого молодца». «Кэрол» выучила ее за полторы недели всю. Рассказала отцу без запинки и наступивший 2013 год встречала дома. За первые 4 месяца проведено 369 ингаляций. И еще 208 за последующие пять месяцев. Итого на курс 577 ингаляций плюс 10 капельниц ККРЦ, но полученный результат того стоил. Дефектная симптоматика полностью редуцировалась. PANSS 7 -7=0

Весной 2014 года успешно сдала сессию. Сейчас продолжает обучение в колледже. Со слов отца «стала такой же скромной и послушной как до болезни». Катамнез – 13 месяцев.

Наши, пока немногочисленные, наблюдения позволили обнаружить несколько любопытных закономерностей:

1.Сон на фоне ингаляционной цитокинотерапии быстро становится самостоятельным, но его физиологический характер восстанавливается постепенно; три – четыре дня относительно короткого и тревожного сна - сменяются длительным крепким, самостоятельным сном (четырнадцать, пятнадцать часов непрерывно). Затем опять несколько дней чуткого, тревожного сна. Появляющиеся через два – три месяца сновидения, как правило, служат хорошим прогностическим признаком восстановления эмоций и выхода из психоза. Сновидения всегда первоначально носят пугающий характер (видимо от того, что отрицательные эмоции восстанавливаются первыми). Появление короткого дневного сна, часто сразу после ингаляций, мы связываем с явным признаком предстоящего улучшения психического состояния. Уже после завершения курса цитокинов, по отзывам родителей, следует длительный период (полгода и более) дневной сонливости, плюс полтора – два часа дневного сна, плюс крепкий, непрерывный ночной сон по восемь - десять часов.

2. Память, на фоне цитокинотерапии, вдруг (на 20 -30 минут) резко обостряется; причем, запоминаются мельчайшие подробности разговоров, событий. Эти явления наблюдались нами неоднократно и очень напоминали явления импринтинга в раннем детском возрасте. В такие моменты мы отмечали появление и формирование новых фабул бреда, иногда весьма стойкого. Но чаще, бредовые концепции менялись каждые 3-5 дней, обнаруживая поразительное разнообразие. Вместе с тем отмечались длительные периоды (по два – три месяца) полной амнезии происходивших событий. Память о них восстанавливалась через месяц – два, уже после выписки.

3.Как правило, после отмены нейролептиков, на фоне цитокинотерапии, мы наблюдали выраженную сексуальную расторможенность у девочек. Менструальный цикл, во время лечения нейролептиками, часто нарушен, вплоть до полного многомесячного отсутствия регул. Признаком предстоящего улучшения психического состояния становиться нормализация цикла, а вслед за этим появляется адекватное сексуальное поведение. У мальчиков, после отмены нейролептиков, признаком предстоящего улучшения становится появление регулярного онанизма.

4.Просмотр телевизора, даже 20 – 30 минут в день, а так же работа с компьютером, требует напряжения внимания и почти сразу обостряет психопродуктивную симптоматику, усиливает возбуждение. Напротив, постоянное пребывание в удобно оборудованной индивидуальной палате, общение с ограниченным кругом лиц, тихая классическая музыка, наличие книг и возможности рисовать – во многом способствуют нормализации состояния.

5.Всякий раз, минут через 20 эффективной ингаляции, психическое состояние практически всех пациентов, отчетливо улучшалось. Они становились спокойнее, вторую часть процедуры проводили с большей результативностью. Часто после ингаляции звучали критические оценки относительно бредового утверждения, высказанного накануне.

Следующий клинический случай уверенно демонстрирует стойкую редукцию дефектной симптоматики после курса цитокинотерапии у пациентки «Н» с кататонической формой шизофрении. F20.8

Анамнез до поступления к нам со слов мамы; Наследственность психически отягощена. Заговорила в год. Была «очень говорливым» ребенком. Серьезной не была никогда. Любила собак, кошек, Смеялась много, по любому поводу. К домашней работе не склонна, но себя обслуживала с 8 лет. Стирала свои вещи сама, в своей комнате прибиралась сама. В школу пошла с 7 лет. Училась нормально до 5 класса. Одновременно занималась в музыкальной школе хореографией. Была лауреатом городских конкурсов «юное дарование». Любимый предмет в школе – литература. Пятерки были по химии, английскому языку. Нравилась физика. Способностей к математике не проявляла никогда. Очень любила плаванье. Научилась плавать сама.

В 9 лет поехала в летний лагерь. Три дня непрерывно плакала там и просилась домой. «Пришлось забрать ее. После лагеря она долго мыла руки. «Просто без конца». Это продолжалось примерно месяц. В возрасте 11 лет, без видимой причины, поведение сильно изменилось. Со слов мамы; «часами, после школы, в одной позе сидела на диване и ничего не делала, говорила, что ее не любят в классе и она не хочет ходить в школу. Бросила музыкальную школу, потому что «не понимала историю музыки». Бросила хореографию, потому что «все надо мной смеются». Резко снизилась успеваемость. Такое состояние длилось почти год – вышла из него сама (дебют растянут по времени). В 12 лет начала заниматься фигурным катанием у талантливого педагога. Успехи появились сразу. В школе стала учиться хорошо. Появилось много друзей. До 15 лет все было прекрасно. В конце учебного года в 8-м классе, состояние без видимых причин изменилось; «все делала через силу, выглядела уставшей, под глазами появились синяки. За 3 дня до окончания учебного года перестала ходить в школу. В июне поехала в Санкт-Петербург в туристическую поездку. Там начала без всякой причины плакать. На экскурсиях не слушала. В июле 2012 г. стала вести себя странно, уходила из дома, и не могла объяснить куда уходила. Состояние ухудшалось, перестала спать, ни с кем не общалась, перестала кушать (ничего не ела 2 недели), замкнулась в себе, практически не разговаривала, сильно похудела. В августе 2012г. госпитализирована в психиатрическую больницу. Со слов мамы; «сильная заторможенность, когда ей что-то говоришь, ничего не понимает, бред, единичный эпизод голосов». Лечение – галоперидол в нарастающих дозах, аминазин, циклодол. Самочувствие в больнице стало еще хуже. Цвет лица - зеленый, понос, рвота, вся покрыта прыщами. Пополнела на 13 кг. На втором месяце лечения самочувствие все хуже, Может пройти не более 20 метров, потом сильно устает. Боли в животе, понос. Речь сильно замедленна. Иногда отпускают в домашний отпуск. Месячных нет. Становится все толще и некрасивее. Врач настаивает на круглосуточном пребывании в стационаре, для перевода на атипичный нейролептик. Мама отказывается. (В больнице применяется только галоперидол и рисперидон. Других лекарств, просто нет. «Подбор нейролептиков в условиях лучшей в городе клиники не возможен»). Выписана через 3,5 мес. в декабре 2012 г. на амбулаторных дозах нейролептиков (сероквель). Диагноз F20.8, непрерывное течение. После больницы сразу пошла в школу, училась плохо, не могла находиться в школе полный день. Посещала по 2 урока. Больной себя не признавала. Считает, что «многие себя ведут еще более странно». От того, что с ней было, «она как-то закрылась, как бы этого не было, почти полное затмение рассудка». Состояние улучшалось медленно. Однако к маю 2013 г. Стала абсолютно нормальной. Экзамены за 9 класс сдала успешно. В июне 2013 г. готовилась поступить в колледж. Новый приступ начался без видимой причины в середине июля. Со слов мамы; «Сначала она стала зеленая, затем кожные покровы стали желтые». Жаловалась что ей очень плохо. Перестала спать. Опять две недели ничего не ела, ничего не соображала, рвалась на улицу, но не могла ориентироваться в пространстве. Плачет по ночам. Причин нет. Обрывы мысли - не может до конца договорить предложение. «Речь обрывается, и она забывает, о чем говорила». Много раз переспрашивает «какое сегодня число?». Постоянно плачет, сказала, что «просто хочу плакать». Боится, что все знают про ее болезнь. «Лицо приобрело какой - то зеленый оттенок. Вид очень болезненный». Голова болит. Ночного сна практически нет. Белки глаз стали желтые. Жалуется, что ей очень плохо, болит живот, спина, локти, голова. Тошнота. Сознание временами нормальное, временами как слабоумная; например, сказала что ей надо сдавать ЕГЭ (экзамены давно прошли). С памятью все напутано. «То, что я говорю - вроде понимает, но через мгновение не помнит». Лицо - то маска, то оживает. Говорить с ней нужно простыми предложениями и не быстро – тогда понимает. «Абсолютно неадекватна, хохочет, разбрасывает все вещи». Иногда как будто просыпается и становится адекватной и все понимает, и понимает, что у нее с головой все плохо. Слышит голоса. «Разговаривала с яблоком, с деревом, но мысль словами выразить не может». И так в день по нескольку раз: то просветление, то затмение. Память нарушилась, сконцентрироваться не может. Сероквель по 400 мг в сутки. Иногда зависает, бред идёт разнообразный. «Одна из бредовый ее идей - что я хочу ее убить». Получила направление на госпитализацию в родном городе, однако мама привезла ее в Новосибирск.

К нам пациентка «Н» поступила 13 августа 2013 года. Нейролептики отменены сразу. Консилиум подтвердил диагноз: шизофрения, параноидная форма, непрерывно-прогредиентный тип течения, галлюцинаторно-параноидный синдром с кататоническими включениями. Оценка по шкале PANSS 26 – 37= -11

Клиника при поступлении весьма скудная; в месте и времени дезориентирована. Практически не разговаривает. На простые вопросы не отвечает и, видимо, не понимает их. Периодически замирает в одной позе, часто неудобной и по часу и больше не двигается.

Ингаляции цитокинами начаты сразу. Процедурам не противится, но инструкции персонала не выполняет. Выдыхает через нос прямо в небулайзер. Эффективность процедур колеблется в пределах 30 – 70 %.

Состояние менялось медленно. Первые 2 месяца без конца собирала сумки, чтобы ехать домой. Не понимала, где находится. Вообще не говорила, без напоминаний не мылась, за собой не ухаживала, никаких желаний не имела, спала плохо, ела много, но вес постепенно падал. Периодически замирала в одной позе, часто неудобной. Если не потревожить, не двигалась часами. Пыталась общаться, но забывала слова, говорила жестами, не помнила ничего из прошлой жизни. Не способна была совершать мелкие и точные движения (держать иголку, карандаш, ручку). Состояние улучшалось постепенно; менялось выражение и цвет лица. Понимание и осознание окружающей обстановки долго оставалось неадекватным. Несколько раз пациентка тихо пыталась покинуть клинику и стремилась уйти домой. Всякий раз была возвращаема персоналом. Однажды, при попытке возвратить пациентку в клинику выдала приступ кататонического возбуждения. Дралась с врачом, пришлось на полчаса фиксировать. Память возвращалась медленно, маленькими эпизодами. Ингаляции 2 - 3 раза в день. Видимые улучшения появились в конце третьего месяца после того, как по настоянию мамы, прокапано семь капельниц ККРЦ по 200 мл. Кататонические приступы прекратились.

14.11.2013 г. В дальнейшем лечение осуществлялось амбулаторно в виде ингаляций цитокинов через нос 2-3 раза в день (дозой 10 мл в сутки). Мама сняла квартиру в Новосибирске и три месяца ингаляции цитокинов проводила самостоятельно. Состояние прогрессивно улучшалось.

15.02.14 г. Память о пережитом состоянии неожиданно вернулась, хотя не полная. Появилась критика. Начала смотреть фильмы, читать, слушать музыку.

22.02.14 г. Проведенный консилиум подтвердил полную редукцию дефектной симптоматики. PANSS 7- 7 = 0. В конце зимы уехала в родной город. Летом устроилась на работу, много общалась. Со слов мамы «память вернулась 100%, осознание полное. Вернулся прежний веселый характер». Осенью поступила в педагогический колледж, успешно учится, Никаких препаратов не принимает. Катамнез 9 месяцев.

Еще одно наблюдение мы не решались публиковать, если бы оно не оказалось вторым в нашей практике. Пациент К. 33 года. Родная тетя страдает шизофренией. Успешно учился в консерватории, но не закончил ее. Заболел два года назад. Ощущал на себе воздействие приборов распугивающих мышей, которые, по его мнению, использовали соседи этажом выше. Пытался ворваться к ним в квартиру, найти и выключить эти приборы. После крупного скандала по этому поводу, стал посылать туда родственников. Чувствовал, что «его действиями кто–то управляет». Появились конфликты на работе. Точно знал, что «против него замышляют недоброе, о нем постоянно переговариваются сотрудники». Стал плохо спать. От стационарного лечения категорически отказывался. По рекомендации московских психиатров принимал атипичные нейролептики. Это несколько улучшило состояние, но с работы уволился.

В нашу клинику поступил в конце весны 2014 года вместе с матерью (от которой и был получен объективный анамнез). Консилиум подтвердил диагноз московских коллег: шизофрения, параноидная форма. Позднее начало. Напряжен, скрытен, тревожен. Уверяет, что окружающие все время наблюдают за ним. На работе, в Москве, против него существует целый заговор. Внимательно осматривает помещение, к чему - то прислушивается. Последнее время практически не спит. Голоса отрицает, но «чувствует, как на него воздействуют холодильники и всякие другие приборы». Оценка по шкале PANSS 24–27=-3 Пациента попросили прекратить прием нейролептиков, а через два дня наблюдения проведена первая ингаляция цитокинсодержащим препаратом. Процедура длилась двадцать минут. Через полчаса после ингаляции появился озноб, температура в начале упала до 35 а затем поднялась до 38, 3. Озноб быстро прошел, а температура поднялась до 40.3 градуса и начала падать самостоятельно через два часа после процедуры. Что интересно, все психотические явления на следующий день полностью исчезли. Пациент проспал всю ночь и в последующем, все два месяца, пока за ним велось пристальное наблюдение в клинике – спал прекрасно, нейролептики не принимал и никаких «воздействий на себе больше не чувствовал». Повторный консилиум при выписке никаких психотических симптомов не обнаружил. Критика к пережитому психическому расстройству полная. PANSS 7 – 7 = 0. Катамнез пять месяцев. Вернулся к любимой работе, воспитывает маленького сына.

В заключение хочется сказать, что достигнутые успехи, в отдельных случаях неожиданные для нас самих – пока не подтверждены надежными нейрофизиологическими методами. Что касается международной шкалы PANSS, киносъемки и проводимых консилиумов – то эти доводы в известной мере субъективны и до некоторой степени зависят от направленности психиатрической школы и квалификации экспертов. Поэтому новой серьезной задачей мы ставим для себя динамическую оценку нейрофизиологических параметров, касающихся прежде всего расстройства внимания, как одной из ведущих характеристик шизофренического процесса. Мы имеем в виду преимпульсное ингибирование, так или иначе отличающееся по своим параметрам не только у пациентов, попавших в поле зрения психиатров, но и у всех без исключения генетических родственников наших пациентов. В России такие исследования широко не проводились, а за рубежом используются как серьезный тест для определения эффективности современных нейролептиков.

Если наши клинические успехи удастся подтвердить серьезными нейрофизиологическими тестами, перспектива клинического использования цитокинсодержащих препаратов для лечения шизофрении станет немного ближе.

Литература

1. Мосолов С.Н. Шкалы психометрической оценки симптоматики шизофрении и концепция позитивных и негативных расстройств.- М. – 2001.

2. Воронов А.И., Дресвянников В.Л., Пухкало К.В. Шизофрения. Новый способ лечения//Тюменский медицинский журнал. - 2012.- № 1.- С.8-14.

3. Voronov A.I. Schizophrenia. The new look at the way of treatment//International journal of academic research. Part A. Natural and Applied sciences.- 2013.- Vol.5, № 1.- P.5-8.

4. Патент РФ на изобретение № 2484836 Способ лечения шизофрении.

5. Бехтерев В.М. Будущее психиатрии, введение в патологическую рефлексологию. Санкт Петербург. Наука 1997г.